kara881 (kara881) wrote,
kara881
kara881

Category:

Слаб на передок, силен на задок. Лев Толстой

Слаб на передок, силен на задок                 
                            ( Лев Толстой)
05 Июля 2016 года
Я была на сносях. Ноябрь 1976 года. Маленький человечек уже стучался в нашу жизнь. Перед появлением первого ребенка хотелось закрыть зимнюю сессию в Московском Государственном Университете (МГУ) на факультете журналистики, то есть сдать январскую сессию в ноябре. Поставила задачу максимум.
Экзамен за экзаменом, зачет за зачетом. Я уверенно шла к цели, хорошо понимая, что после появления нового члена семьи, я не смогу уделять необходимое количество времени для штудирования предметов.
За  8 лет до этого. Чукотка, Анадырский район, пос. Шахтерский, школа № 2. Учитель литературы Алла Ивановна Прозорова:
- Таня, завтра проверка из РОНО, приготовься отвечать Анна Каренина…
Мне 13 лет. Я всегда отвечала за весь класс, когда были проверки  из РОНО. Проверяющий и преподаватель оставались довольны. В  свои12- 13 лет я должна была описывать эмоции и унижения  семейных ссор и измен. Мыслимо ли детям с юношеской романтикой в голове, с чистым сердцем, мечтающим о большой любви, - разбираться в грязи и пошлости взрослых. Зачем с малых ногтей нам прививали измену и грязь?
Ноябрь 1976 подходит к концу. У меня зачет по русской литературе. Преподаватель с «русской» фамилией, - то ли Петров, то ли Иванов. Его жена тоже преподавала русскую литературу. К моему удовольствию, я всегда дружила с литературой, - будь то русская, или античная, или зарубежная.
Стою на третьем этаже, жду преподавателя. Живот тянет вниз. Присесть негде. Идет молодой человек, значительно опаздывает. Абсолютно бесцветный.  Есть некоторые типы мужчин, который пройдет мимо, - вроде как и не проходил. Сам серый, одежонка серая.  Первый мой взгляд определил Петрова, как человека не коммуникабельного. Не поздоровавшись, открыл кабинет, молча указал на стул, не взглянув на меня. Он сел напротив, указал вопрос для ответа, и из позы анфас, он вдруг поворачивается ко мне в профиль. Тянет руку к телевизору, кнопки- щёлк, щёлк, и уже вовсю орет в кабинете футбол. Я опешила. Молчу.
Он, не оборачиваясь:
- Что не знаете вопроса?
- Знаю.
-Отвечайте.
-Я жду, когда вы будете меня слушать.
- Отвечайте так. Мне некогда. Или отвечайте, или уходите.
Время работало не на меня, до родов оставалось ровно 11 дней. Пришлось через силу начать говорить.
Вопрос был о Льве Толстом. Писателе 19 века.
Моя внутренняя литературная и психологическая чувствительность, ясное понимание сущности писателя при чтении его произведений, плюс суровая чукотская действительность, где я родилась и выросла, - не давали мне возможности врать. Я отчетливо чувствовала диссонанс между написанных строк.
 И я не соврала. Я рассказала о Толстом,  как я его понимала. Нет, я не сказала, что Толстой педофил и педераст.  Я сказала о слишком напыщенной шизофренической экстравагантности Натальи и дураке Пьере.  Слова мои были вежливы. Но суть я указала. Разбирая творчество Толстого и давая свое сугубо личное мнение о писателе-самодуре, я тем самым показывала унылому Петрову, что я изучила творчество писателя 19 века. Для зачета требовалось показать преподавателю свои знания.
Ложь не терплю с детства. Творчество же Льва Толстого все насквозь пропитано ложью, несоответствием пропаганды его слова и его собственной жизнью. Именно этот диссонанс так сильно повлиял на творчество Толстого, что его не хочется читать вовсе.  Ирония судьбы: помню, мою старшую дочь Машеньку, которая в тот момент готовилась к выходу в наш свет, а лет 12 спустя она получила задание в русской школе в Женеве прочитать за лето роман Льва Толстого «Война и мир». Она девочка тщательно подходящая к делам, одолела двухтомник небывалой тягомотины.  Из всех моих четырех детей,  она единственная, кто прочитала «Войну и мир».
Я не знаю где сейчас эта серая личность, невоспитанный преподаватель Петров. В тот день он не поставил мне зачета. И это был единственный за ту сессию предмет, который я не сдала. После моих слов о Толстом, он отказался принимать у меня зачет. Оказывается,  его не  интересовали знания, его интересовал тот  шаблон, по которому я должна была отвечать на вопрос о творчестве «знаменитого русского» писателя Льва Толстого, исходя из собственной любви Петрова ко Льву Толстому.  Ай-да Лёва, ай-да  сукин сын, попал-таки в струю советской пропаганды и стал тем самым русским революционным писателем, на котором построили всю советскую литературу, превознося его до небес на пьедестале идеологии СССР.
Так случилось, что жизнь меня столкнула с несколькими людьми, кто так или иначе общался с семьей Льва Толстого.  Общение с очевидцами укрепило во мне мое мнение о Льве Толстом, как о мерзком человеке с множеством пороков.
Жизнь Толстого была отвратительно вызывающей. Именно поэтому русская церковь предала писателя Анафеме, а не за какие-то «революционные» произведения. Идеологическая измена, - «Толстой, как зеркало русской революции», - это подкладка советской морали. Мало кто и сейчас понимает, что в наивном очкарике Пьере Безухове, Толстой нарисовал своего любовника.  Многие мужские образы были срисованы с пылких молодых любовников самого старика-автора.
Когда-то в 1986 году старушка Ольга Бирюкова поведала мне неприглядную жизнь тирана и домашнего деспота Толстого. Тогда Ольге было 12 лет, когда она последний раз видела Толстого и была запечатлена на семейном фото в Ясной Поляне под Тулой. Ее отец, Павел Бирюков, работал на Толстого. После придания Толстого, как растлителя детей, Анафеме, и запрете на его литературу,  - Толстой, чтобы мир его не забыл, -  послал за границу, а именно в Женеву и Лондон своих друзей. Бирюков поселился в Женеве и стал выпускать газету на деньги Толстого. Чертков поехал в Лондон с той же целью – выпуска газеты и книг Толстого.
Через все произведения Льва Толстого проходят красными линиями (именно такому термину обучали нас в учебных заведениях СССР) образы женщин, презираемые им, ненавидимые им. Кроме  похоти Толстой никогда ничего не испытывал к женщинам.  Когда стал  слаб на передок, то стал силен на задок. И от этого еще больше возненавидел женщин. Почему это происходит с мужчинами? Да все очень просто. Наша мораль заставляет мужчин тушеваться и испытывать стыд перед любой женщиной, когда он не может показать себя во всей красе мужчины. Поэтому слабые на функцию мужского достоинства мужья предпочитают своим женам и вообще женщинам, - мальчиков, перед которыми им не стыдно. Ведь они того же племени, они из племени мужчин, которых женщинам не понять.
Лев Толстой, пройдя через немощность своего причинного места, ударился сначала в педофилию, а затем в педерастию.
Откуда ведут свой род Толстые не трудно догадаться. Посмотрите на свиное рыло Льва Толстого.  Шариков да и только. Только Шариков не свиного рода, а не собачьего, как у профессора Преображенского в «Собачьем сердце» у Михаила Булгакова.  Фамилия «Толстой» от слова «толстый». Толстая свинья. Все Толстые отличаются расплющенным носом на все лицо и свиноподобным  лицом.  Прежде чем восторгаться клеймом «дворянин» - от слова «дворовый», то есть раб господина, член его двора, - посмотрите на лица тех самых «дворян», корчащих из себя голубую кровь. Хотя поистине у них  голубизна проходит через весь их род.
Итак, Толстой не был признан в высшем обществе. Обиженный он вернулся в свое поместье Ясную Поляну, где начал трахать всех девок подряд. От малой до старой. Ему было все равно. Наркотики и пьянка не давали ему разбираться какого возраста та, которую он подмял под себя. Особое внимание крестьянской памяти к оргиям в банях, которые устраивал отвергнутый обществом Лев Толстой. Говорят, не было девки, которую бы он не изнасиловал. Не было женщины-молодухи, которую бы он не взял силой. Перетрахав всё женское население  в Ясной Поляне, обрюхатив всех молодых девок и замужних женщин, Лев Толстой поехал по соседним селам.  Результат налицо. Почти вся тульская область это бастарды (незаконные дети) больного на передок Лёвушки Толстого.  Ну как вам такой гений русской революции?
Во истину «зеркало» революционных Шариковых, задирающих ногу на все, что движется.  Говорят, что и Лёвушка Толстой не брезговал всем,  что движется, а именно скотоложеством. Когда подросли его собственные детишки у всех баб сразу, то Лёвушка занялся растлением малышей в любом возрасте от 2 до 12 лет, и мужеского и женского полу. Загонял девок, родивших от него, вместе с малышами, то есть его собственными детьми, и трахал всех сразу: детей на глазах у матерей, а затем и матерей.  По неделям он не выходил из бани, и не выпускал баб. А Лёва Толстой продолжал корчить из себя гения России, якобы не понятого церковью.
Когда же он ослабел настолько, что бабы по сёлам стали высмеивать похотливого барина, которому, как бодливой корове Бог рога не дал, - то Лёва сник, потом рассердился, и приказывал пороть молодых девок до тех пор, пока она не в силах была встать. Комплекс неполноценности, который развился с годами от мужской немощности, он вымещал  садизмом и  жестокостью. Причем, как говорят, порол он девок раздетыми до гола, и лично приезжал на порки. Немощный гад получал удовольствие от унижения девок перед всем селом.  Грязная похотливая проститутка Лёва Толстой был несказанно рад, что еще одной девке сломал судьбу. Причем, матери просили «известного русского писателя» на коленях не портить судьбу его собственных дочерей. Но Лёве от этого еще приятнее было.
Известно, что Лев Толстой был женат, как говорят на «прекрасной тихой» женщине. Но вряд ли она, на мой взгляд была прекрасной и тихой.  В официальном браке Лев Толстой имел троих дочерей. Как вы думаете? Перетрахав детей от сельских баб,  неужели он удержался от собственных дочерей у себя в доме? Я сомневаюсь в этом. Расскажу факты, о которых мне поведала Ольга Бирюкова. Она слышала разговоры своих матери и отца, после поездок в Россию в Ясную Поляну. Из разговора матери с женой Толстого, она запомнила, как та в слезах рассказывала, что Лев в конце жизни лет эдак за 15 до смерти, поселил у себя в доме двух молодых педерастов. Сначала одних, потом других, потом третьих. Делал он это открыто с большой наглостью и хамством.  Заставлял свою жену и своих дочерей прислуживать им. Причем, часто в полураздетом виде. И эти вульгарные молодые педерасты из низов откровенно смеялись над бедными женщинами, издевались, и занимались любовью с их отцом прямо у них на глазах, заставляя их смотреть и не позволяя уйти. А затем заставляли убирать всё  то дерьмо, которое вываливалось у них из жоп.
Мать моей словоохотливой старушки Ольги Бирюковой в недоумении спрашивала, как они все это терпят. На что жена Толстого говорила, что он оставил их без копейки и что им  все равно не жить без денег, а дочерям хоть на панель идти, что им часто просто нечего кушать в доме. Лев Толстой стал до жути скупым со своими домашними. Особенно, «гений русской революции» любил издеваться над женой. Почему-то это доставляло ему наибольшее удовольствие. Возможно, чувство вины и совести, которые он растоптал в себе, проросли семенами деспотизма и садизма к своей жене, которая когда-то знала его другим, молодым офицером-ухажером.  Позже,  жена стала свидетелем всех его мерзостей, и поэтому именно на ней Толстой вымещал наибольшее зло.
Я спрашивала Ольгу  Бирюкову, как могла жена терпеть такие унижения столько лет? Вся жизнь ее прошла рядом с грязным скотом. На  что Ольга отвечала, что жена «зеркала революции» ненавидела своего мужа, так же как и три дочери. Но они ничего не могли сделать, потому что Толстой так обставил их жизнь, что за ними ничего не было записано, и, в случае развода, они просто были бы выкинуты на улицу, не имея крыши над головой.  Все четыре женщины жили в своем доме в страхе и издевательствах; они молили Бога, чтобы он послал смерть их тирану.
Тиран Лев Толстой страдал шизофренией:  манией величия,  собственной значимости, полового секс-гиганта.   Часто заговаривался. Но до последнего держал подле себя двух юнцов, что, видимо, придавало ему моральной силы. Потому что весь опыт его жизни был поставлен, как у Шарикова, на трахании движущихся живых тварей. Вне этого «зеркало русской революции» себя не мыслило.     В тот вечер, о котором написано столько произведений, о смерти выдающегося гения русской литературы, - старик потащился за своим любовником на станцию. Любовник пообещал начать с Толстым новую жизнь; из дому было собрано все самое богатое, украшения, деньги и документы на владение собственностью. Все было в чемодане у авантюриста педераста.  Любовник-педераст сел на поезд. Больше его никто не видел. Одураченный «гений» русской литературы лег на скамейку дождаться своего любовника. Так и сдох….

Через год после его смерти Павел Бирюков посетил с семьей жену Льва Толстого в Ясной Поляне. Они пошли на могилу писателя. Была жара. Стояли и разговаривали у могилы. Вдруг из могилы  вылезла змея-гадюка. Все отпрянули.  Жена произнесла:
Гадом  жил, гадом сдох , и после смерти  только гады живут на его могиле.

Зачем русская литература построена на лжи и обмане? Зачем на педерастов нам указывают, как на гениев?
Что с нами не так?
Почему мы живем в неадеквате? Где наша настоящая жизнь?

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments