kara881 (kara881) wrote,
kara881
kara881

ФЕОДОСИЯ. СОЖЖЕНИЕ ЗАЯВИТЕЛЯ. КАК ЗАМЕТАЮТ СЛЕДЫ УБИЙСТВА

http://uainfo.org/yandex/186723-krym-paralizoval-strah-socialnogo-haraktera.html
Коротко: на майские праздники 2008 года пьяные гаишники отняли в Владимира Упилкова забрали права, требуя за это выкуп 400 долларов. Откуда у молодого парня такие деньги, если не в бизнесе.  Заплатить хапугам не смог. После праздников пошел в ДАИ в кабинет к начальнику Игорю Койбану. Упилкова слушать не стали, избили и застрелили из табельного оружия. Кто стрелял Койбан или Суханов, - разберется следствие. Заметая следы убийства, - менты принесли канистру и облили бензином забитого в угол парня, который был почти мертв.  Обратите внимание на позу. Так сидят люди, сгорая от огня? Нет. Так сидят забитые и застреленные,медленно умирающие.                                                          
сожжение 15сожжение 20сожжение 21
                     Уважаемые читатели и  редакция газеты  «Большая Феодосия»!

          Меня, как и многих феодосийцев, глубоко взволновали трагические события, произошедшие вечером 8 мая 2008 года в здании Феодосийского отделения ГАИ.                            
Но я испытала состояние полного шока, когда узнала, что погибший в пожаре феодосиец был мой хороший знакомый. Зная лично этого человека, я могла только сказать: «Этого не может быть!»
Но следующая мысль была такова: «Как нужно было унизить, оскорбить, обидеть именно этого человека, что бы он решился на подобный поступок!?» Поясню читателям свои выводы.
По возрасту погибший, его зовут Владимир, годится мне в сыновья, поэтому своему сыну я всегда приводила его в пример и говорила о том, что Володя является одним из лучших представителей молодого поколения. Умный, талантливый, очень красивый, но скромный, веселый и легкий человек, трудолюбивый, с доброжелательным отношением к людям – просто любимец и баловень судьбы, всеми любимый – друзьями, женщинами, семьей. Абсолютно во всем благополучный и состоявшийся человек. Кроме того, Володя был глубоко и искренне верующий человек, который несколько лет прослужил в Киевско-Печерской Лавре и был пожалован за свой труд крестом со святыми мощами. Для православного христианина убийство себя и других людей - тяжкий грех. Зная это, невозможно поверить, что Володя решился на такое злодеяние.
    Но чем больше появлялось информации, тем больше возникало у меня сомнений в том, что официальная версия ГАИ о событиях 8 мая 2008 года правдоподобна. Возможно, я не права, поэтому я предлагаю читателям газеты вместе со мной проанализировать события случившийся трагедии и попытаться самим ответить на вопрос: «Могло ли такое быть?»
  В Феодосийской газете «Кафа» от 12-13 мая 2008 года №55 под заголовком «Феодосиец отомстил ГАИ поджогом»  помощником начальника Феодосийской милиции Анной Охрименко изложена официальная версия о событиях произошедшего. Она звучит так: «Вечером 8 мая в здании Феодосийского отделения ГАИ вспыхнул пожар. Поджог совершил подвыпивший феодосиец. Поджигатель погиб на месте, несколько сотрудников ГАИ получили ожоги.» 
Начальник Феодосийского отдела регистрационно-экзаменационной работы Александр Суханов сообщил «Кафе», что «в 19 часов вечера он сам, начальник ГАИ Игорь Койбан и представители комиссии из Симферополя поднялись на второй этаж административного здания», то есть того помещения, где и произошел пожар. Обращаем внимание, на то, что непосредственный свидетель указывает, что на месте, где через минуту вспыхнет пожар, находились 3 или 4 (члены комиссии, то есть больше одного) сотрудника милиции, специально подготовленных и выученных профессионала, умеющих спасать пострадавших в автомобильных авариях, бороться с огнем (машины иногда горят), знающих как вести себя в экстремальных ситуациях.  Что же происходит дальше. «В коридоре МЫ увидели мужчину, поливавшего стены бензином из бутылки. В это время в управлении находилась масса народа, но они трудились в своих кабинетах и не подозревали о грозящей им опасности»…
Давайте воссоздадим эту картину: 3 или 4 профессиональных сотрудника милиции, поднявшись на второй этаж здания Феодосийского ГАИ, около помещения дежурного видят, что какой-то человек поливает из бутылки стены, обоняют специфический запах бензина и, думаю, понимают, что им самим, сотрудникам, находящимся в здании, «поджигателю» грозит смертельная опасность, если разлитый бензин случайно вспыхнет. Уважаемый читатель, вы не профессионал, вы стоите с тремя мужчина и видите такую картину. Ваши действия? Броситься к «поджигателю», вырвать из его рук бутылку с бензином, скрутить ему руки и сдать в милицию. А как поступили профессионалы? «Игорь Анатольевич первым сообразил, что человек находится в состоянии нервного срыва, и попытался уговорить его отказаться от необдуманного поступка. Когда он достал из кармана аэрозольный баллончик с зажигательной смесью и стал из него брызгать, начальник ГАИ накинулся на поджигателя и отнял у него емкости с горючими смесями. Но мужчина успел брызнуть из баллончика И.Койбану в лицо и на одежду, а затем зажег зажигалку».
Воссоздаем картину дальше. Разлитый бензин и его пары возгораются, происходит взрыв и начинается страшный пожар, в котором погибает «поджигатель», а И.Койбан получает ожоги.
Свидетель А.Суханов и двое неизвестных членов комиссии из Симферополя находятся в эпицентре пожара, но у них нет никаких ожогов. По информации медиков «всего во время инцидента пострадали восемь сотрудников автоинспекции, из них пятеро получили незначительное отравление угарным газом, двоих доставили в кардиологию, а Игоря Койбана госпитализировали в реанимационное отделение с ожогами третьей и четвертой степени лица, дыхательных путей и КИСТИ ПРАВОЙ РУКИ. Ночью санавиация доставила его в ожоговый центр Симферополя».
Не пострадали в огне ни А.Суханов, ни члены комиссии из Симферополя. Очень хорошо, значит, они имеют возможность бороться с огнем, ведь горит здание, а в кабинетах люди, сотрудники автоинспекции, факелом горит «поджигатель», пострадал И.Койбан. Как же сотрудники автоинспекции, А.Суханов, члены комиссии из Симферополя тушили пожар и спасали пострадавших? Может быть куртки с себя сорвали и стали ими тушить, может быть из машин, стоящих перед зданием ГАИ принесли огнетушители, может быть взяли огнетушители из кабинетов, в которых они имеются в обязательном порядке, может быль вытолкали горящего «поджигателя» на улицу и закидали землей, ну может быть хотя бы вызвали пожарных?
  Пожарных вызвали через 25 минут после начала пожара. По официальной информации начальника сектора пропаганда ГО ГУ МЧС Сергея Кареева, опубликованной в газете «Большая Феодосия» № 20(35) от 15 мая 2008 года, «Сообщение о пожаре на улице Кочмарского 17-а поступило 8 мая в  19-25 ». А пожар, по показаниям свидетеля А.Суханова начался в 19.00
  Уже 10 мая 2008 года на «Русском» сайте Интернета появились три фотографии с места происшествия. Фотографии подлинные, поскольку эти же фотографии были показаны следователем прокуратура, который ведет дело, брату погибшего. Я "скачала"  фотографии с сайта и прилагаю их к данному письму, для того, что бы уважаемые читатели воочию могли увидеть место преступления и сделать собственные выводы. Поясню, что фотографии с места происшествия  (или преступления) делаются сразу, до того как увезут труп, начнут проводить расследование, убирать и т.д. Поэтому на этих фотографиях место происшествия фиксируется так, как оно было оставлено непосредственно после событий, в данном случае после пожара.
Всмотритесь в эти снимки: есть ли на них следы тушения пожара? Брошенные куртки, огнетушители, следы пены из огнетушителей или брансбойтов пожарников или хотя бы следы применения воды для тушения огня? Не имеется. Ни одного. Возникает сразу ряд вопросов.
Известно, что «поджигатель» погиб в очаге пожара, не смог спастись, следовательно, пожар был большой силы, горел разлитый бензин, но сотрудники автоинспекции, которые находились в кабинетах горящего здания получили только незначительные отравления угарным газом, А.Суханов и члены комиссии из Симферополя вообще не пострадали, следов тушения пожара не имеется, пожарных вызвали только через 25 минут после начала возгорания. Как спаслись, не пострадали и остались в живых все сотрудники автоинспекции? Обратимся к газете «Кафа» от 12-13 мая 2008 года № 55 «Утром 9 мая сотрудники Феодосийского ГАИ делились впечатлениями о происшествии, рассказывая, как им пришлось выпрыгивать из окон второго этажа».
   Теперь понятно, пожар был в коридоре здания, выйти туда из кабинета было нельзя, спастись от пожара можно было только через окно, выпрыгивая со второго этажа. Все логично, кроме одного. Все окна в здании ГАИ, как первого, так и второго этажа забраны металлическими решетками. Как сотрудники ГАИ сквозь них проникли непонятно, может быть они их вырвали?        Нет. На первой страницы этой же газеты помещена фотография здания ГАИ. Все решетки целы. А на фотографиях с места происшествия, которые брат погибшего «поджигателя» видел у следователя, окна даже не открывались, в одном только открыта форточка, окно в кабинете начальника ГАИ вынуто пожарными. Вопрос: сотрудники ГАИ, которые рассказывают, как они, спасаясь от пожара, выпрыгивали из зарешетчатых окон второго этажа здания ГАИ: правду говорят или нет? И что это вообще был за пожар?
    О нем можно судить по его последствиям. Вновь обратимся к газете «Кафа» от 14-15 мая 2008 года № 56 «Огонь уничтожил практически все кабинеты второго этажа, часть кровли, дорогостоящее оборудование электронной связи с постами, компьютеры и другую оргтехнику».  По информации помощника начальника милиции майора милиции А.Охрименко, опубликованной в газете «Большая Феодосия» от 15 мая 2008 года  № 20 (35) «Пожаром уничтожены стены коридоров второго и первого этажа, пришли в негодность 7 кабинетов, но документация и огртехника не пострадали». А теперь давайте посмотрим на фотографии с места происшествия. Вот лестница на второй этаж. Стены от пола, приблизительно, до середины обшиты панелями из прессованного картона, оклеенного бумагой, а дальше до потолка – пластиком. Так же обшито и помещение коридора. Как видно на фотографиях лестницы и коридора эти панели совершенно целые. То есть они из бумаги, их «поджигатель» облил бензином и поджег, а они совершенно целые. Деревянные оконные рамы на лестнице не загорелись, деревянные перила не загорелись, деревянные двери, плинтуса, полы в коридоре были облиты бензином, но не загорелись. В помещении дежурного, где пылал факелом и полностью сгорел «поджигатель» не загорелась и даже не обуглились, деревянные полы, деревянная стойка дежурного, стол и панели из ДСП. Так что же горело?
Обратимся к информации, предоставленной начальником сектора пропаганды ГО ГУ МЧС Сергеем Кареевым и опубликованной в газете «Большая Феодосия» от 15 мая 2008 года № 20(35)  «Было установлено, что пожар произошел на втором этаже служебных помещений Феодосийского отделения ГАИ общей площадью 16,5 кв.м Пожар уничтожил декоративное оформление коридора 2-го этажа площадью 1,5 Х 5 м, пластиковую обшивку лестничной клетки на площади 30 кв.м, повреждена деревянная перегородка и деревянный стол в помещении дежурного, закопчены стены и потолок в помещении второго этажа».  Соответствует ли эта информация фотографиям с места происшествия? Соответствует. Общая площадь лестничной клетки и коридора второго этажа действительно составляет 16 кв.м. Со стен лестничной клетки и коридора свисают обрывки пластиковой обшивки, которая начиналась с середины стены и до потолка, примерно на высоте 1,5 м длинной 5м. Но такую обшивку не нужно поливать бензином, для того, что бы она загорелась, ее можно зажечь даже зажигалкой. Она вспыхнет, выгорит за 5 минут и погаснет. Она может плавиться, тлеть, издавать крайне неприятный запах, которым можно незначительно отравиться, как угарным газом. Таким образом, 5 сотрудников госавтоинспекции, которые получили отравление угарным газом, действительно могли находится в здании. Однако, пожар, последствия которого мы видим на снимках с места происшествия и который отражен в сводке МЧС, был столь незначительным, что погибнуть в нем было невозможно. Но, тем не менее, «поджигатель» погиб. Сгорел заживо. На «поджигателе» была одета рубашка, свитер, куртка, джинсы, натуральной кожи кроссовки. Все эти вещи сгорели полностью. От них ничего не осталось. Попробуйте поджечь старый башмак. Он не загорится. Но если облить его бензином и поджечь, то он минут за 25-30 сгорит. Таким образом, если на «поджигателе» сгорели  полностью все вышеперечисленные вещи, а сам он погиб от более 90 % ожога тела, то он был действительно облит бензином.
Представим, что могло произойти. По версии ГАИ автоинспекторы  забрали у водителя права, а его машину отправили на штрафплощадку, это вызвало обиду у водителя и он решил отомстить ГАИ поджогом. Очень удачно выбрал время для поджога - 8 мая в 19 часов, рабочий день накануне праздника был сокращенный, сотрудников будет мало, посетителей не будет совсем. Подготовился, запася бензином, а это было непросто, машины то у него нет. Потихоньку пробрался в здание ГАИ и стал поливать стены бензином, намериваясь поджечь.
  Уважаемые читатели, в представленной схеме мести предполагается собственная гибель в огне? Я думаю, что нет. Утрачивается главная составляющая мести – возможность насладится ее результатами, увидеть как враги повержены и страдают. Поэтому понятно, если поджог был совершен ради мести, то «поджигатель» намеривался поджечь здание и безнаказанно скрыться. Он  имел для этого все возможности и физические данные. Однако, из представленных фотографий места происшествия и сводки МЧС видно, что никто второй этаж здания ГАИ бензином не обливал и соответственно, поджигать не намеривался. Значит «поджигатель» пришел с бензином в здание ГАИ в 19 часов вечера 8 мая  с другой целью? Он что решил облить бензином только себя и в пустом здании ГАИ умереть жуткой мучительной смертью? В медицинской литературе еще не описаны подобные способы самоубийства. Самосожжение – это не способ самоубийства, эта публичная акция, направленная на привлечение внимания общественности к проблеме человека, который отчаялся решить ее другими способами и не видит более  иных путей выхода из какой-либо крайне драматической жизненной ситуации. Такие акции проводятся на площадях, при большом скоплении людей, изложив заранее письменно или прокричав устно суть проблемы, послужившей поводом к акции самосожжения. Но в данном случае, акция самосожжения исключена: отсутствует серьезная неразрешимая проблема, посмертная записка не оставлена, прокричать в пустом коридоре будет некому. Да никто и не узнает, кем был погибший, потому что его документы сгорят вместе с телом. Кстати о документах. Наш «самоубийца», идя в ГАИ на самосожжение, взял с собой паспорт, и эта единственная его вещь, которая уцелела в огне и сохранилась неповрежденной. Кожаные кроссовки сгорели полностью, а паспорт не пострадал. Удивительно. Удивительно и другое. Если это был такой дикий способ самоубийства, то сотрудники ГАИ, которые «трудились в своих кабинетах» и ничего о намерениях несчастного свести счеты с жизнью  не знали, но вдруг услышали из коридора нечеловеческий крик, шум падающего и катающегося тела и выскочив увидели бы горящую человеческую фигуру, что бы они сделали? По их рассказам их было 11 человек ( 7 инспекторов, начальник Феодосийского отделения ГАИ И.Койбан, начальник Феодосийского отдела регистрационно-экзаменационной работы А.Суханов и представителя комиссии из Симферополя) Вы верите в то, что 11 человек, если бы хотели, не смогли потушить и тем самым спасти от мучительной  смерти одного несчастного? Но они его не спасали. Получается, стояли и смотрели, как человек  заживо сгорает?  Вопрос: почему? Остается открытым.
       В начале этого письма я цитировала показания начальника Феодосийского отдела регистрационно-экзаменационной работы А.Суханова, об обстоятельствах произошедшего, помните: « Я, начальник ГАИ И.Койбан, члены комиссии из Симферополя поднялись на второй этаж административного здания ГАИ и увидели…» Кто бывал в здании Феодосийского отделения ГАИ знает, что лестница ведет на второй этаж к помещению дежурного, кабинет начальника ГАИ находится в конце коридора за 5 метров от лестницы. «Поджигатель» горел именно около помещения дежурного. А теперь прочитаем информацию помощника начальника милиции майора милиции А.Охрименко, в газете Большая Феодосия» от 15 мая 2008 года № 20(35)
« 8 мая в 19-15 в дежурную часть городского отдела милиции поступило сообщение от сотрудника ГАИ о том, что неизвестный человек облил  горючей смесью себя, стены коридора второго этажа административного здания отделения ГАИ и поджег. Со слов сотрудников госавтоинспекции, находящихся в это время в здании, начальник ГАИ открыл дверь своего кабинета и увидел мужчину от которого сильно пахло спиртным. Начальник ГАИ попросил его выйти из помещения. Однако тот не послушался, а стал разбрызгивать неизвестное вещество на себя и на майора милиции И.А.Койбана, после чего достал зажигалку… Вспыхнул сильный огонь».
Согласитесь, эти объяснения обстоятельств произошедшего, значительно отличаются от тех, которые давал А.Суханов.  А.Суханов говорит, что пожар начался в 19 часов, а в 19-15 неизвестный сотрудник ГАИ звонит куда? В пожарную охрану! Нет. В милицию. В пожарную охрану позвонят только через 10 минут, в 19-25. Это официальные сообщения, они зарегистрированы в журналах. Где в этот момент находится начальник Феодосийского ГАИ И.Койбан: на площадке лестницы второго этажа около помещения дежурного или за пять метров от него около своего кабинета? А где в это время находится «поджигатель»? Около кабинета начальника ГАИ, рядом с начальником, которым может слышать запах алкоголя, или за 5 метров от кабинета и от начальника? Как интересно, за 5 метров начальник ГАИ слышит запах алкоголя и кричит будущему «поджигателю»  -  выйдите из здания. Запаха бензина уже нет. Мужчина,            «будущий поджигатель» уже  разбрызгивает неизвестное, но горючие вещество. Он его разбрызгивает не на стены, а на себя и майора милиции И.Койбана. А.Суханова и представителей комиссии из Симферополя рядом уже нет, но информация сообщается со слов неизвестных сотрудников Госавтоинспекции. При этом непонятно, эти неизвестные сотрудники находятся в коридоре в момент обращения начальника ГАИ к неизвестному мужчине, или знают об обстоятельствах уже со слов начальника? Если они находятся в коридоре в момент, когда вспыхнул сильный огонь, то почему они не обгорели? Если они знают об обстоятельствах со слов начальника ГАИ И.Койбана, то как начальник милиции И. Койбан мог кому – либо, что –либо вообще  рассказать, если у него, по сообщению медиков, имелся ожог дыхательных путей 3-4 степени. Он не только говорить, он дышать-то не мог, был госпитализирован в реанимацию, а ночью для него был вызван вертолет санавиации и, больной доставлен в ожоговый центр в Симферополе. И написать свои показания он так же не мог – ожог 3-4 степени кисти правой руки.  Так кто же так подробно рассказал об обстоятельствах произошедшего: Володя, который «поджигатель», погиб, рассказать ничего не может, начальник ГАИ И.Койбан рассказать ничего не может из-за особенностей полученных травм, А.Суханов и представители комиссии из Симферополя таинственным образом из числа свидетелей и участников событий выбыли, больше в коридоре административного здания ГАИ никого не могло быть, во-первых, потому что больше никто не имеет ожогов, во-вторых, потому что никто не говорит от своего имени: «Я видел…»Высказываю предположение, что версия ГАИ о мстительном и подвыпившем  поджигателе возникла до начала пожара.  Из множества мелких и разрозненных фактов прихожу к  выводу о том, что  на лестничной клетке второго этажа административного здания ГАИ, около помещения дежурного находились два человека: облитый бензином Володя, будущий «поджигатель» и начальник Феодосийского отделения ГАИ И.Койбан, у которого в дальнейшем появиться ожог 3-4 степени лица, дыхательных путей и кисти правой руки. Очень характерная и специфичная  травма.
       Уважаемый читатель, если Вы, сдуру, захотите поджечь бензин, который находится в ведре, стоящем на полу и, наклонитесь к нему с зажженной спичкой, вы получите ожог лица, дыхательных путей и кисти правой руки, если Вы правша. Но живой человек, даже облитый бензином, это не ведро с бензином, он гореть живьем не захочет. Он будет кататься по полу, сбивать огонь руками, выскакивать на улицу и пытаться освободиться от чудовищной боли любыми способами: водой, песком, землей. А как сгорел Володя: сидя под стойкой дежурного, в совершенно расслабленной и спокойной позе.
      И последние. При воздействии на тело человека высокой температуры, максимально страдают открытые части тела: руки, лицо. По версии ГАИ «поджигатель» сам, то есть своими руками обливал легковоспламеняющейся жидкостью  себя и помещение ГАИ. Следовательно, максимальное количество этой жидкости должно остаться у него на руках и руки, как открытые и облитые части тела должны были бы обгореть до кости. Кроме того, при воздействии огня на живого человека, тело включает механизмы защиты и человек начинает руками сбивать с себя огонь, поэтому руки опять обгорают больше других участков тела. Родственники покойного Володи были на опознании его тела и обратили внимание на руки – они ни чем не отличались от других частей тела.
Возможно предположить, что эти руки не сбивали со своего горящего тела огненное пламя.
          Уважаемые читатели газеты! Обращаюсь к Вам и прошу поддержать инициативу направления в Прокуратуру Украины ходатайства о принятии данного дела к своему производству в связи с его большой общественной значимостью для проведения объективного и незаинтересованного расследования с целью установления действительных обстоятельств дела и действительных виновных.
                                                                                      Зуева Алла
Всем, кто готов поддержать инициативу  обращения в Прокуратуру Украины, можно обратиться по адресу редакции газеты «Большая Феодосия» в Феодосии: Проспект Айвазовского 9, ком. 200 (гостиница «Астория») , В Керчи, ул.Кирова 15              
   

Прокурору Украины                                                                   
от Упилкова Ильи Николаевича,
Упилковой Александры Гавриловны, 
родителей Упилкова Владимира Ильича
от Упилкова Игоря Ильича, брата Упилкова Владимира Ильича

                                                                Ж А Л О Б А
                                       на постановление о прекращении уголовного дела,
                                       на действия следователя и прокурора г.Феодосии

               30 июля 2008 года постановлением старшего следователя прокуратуры г.Феодосии Цыбульским Д.А. прекращено на основании п.8 статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса Украины уголовное дело № 10801190098, возбужденное 08 мая 2008 года по факту посягательства на жизнь работников правоохранительного органа, а так же умышленного повреждения чужого имущества путем поджога, повлекшие тяжкие последствия, по признакам составов преступлений, предусмотренных статьями 348, ч.2 194 УК Украины. Возбужденное по факту события уголовное дело прекращено в отношении конкретного лица, нашего сына и брата, Упилкова Владимира Ильича, в связи с его смертью, в отношении которого, уголовное дело не возбуждалось, к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого он не привлекался.
           08 августа 2008 года я, отец Упилкова В.И., обжаловал вынесенное постановление о прекращении уголовного дела прокурору г.Феодосии.
          20 августа 2008 года прокурором г.Феодосии в мой адрес был направлен ответ № 84108 , в котором указывалось, что оснований для отмены постановления о прекращении уголовного дела от 30 июля 2008 года не имеется.
          26 августа 2008 года, мы подали прокурору Автономной республики Крым жалобу постановление о прекращении уголовного дела  и на действия следователя и прокурору города Феодосии.
           01 сентября 2008 года и.о. прокурора Автономной республики Крым А.М.Угрюмовым был направлен в наш адрес ответ на жалобу, в котором указано, что оснований для отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не имеется
          Считаем, что вынесенное постановление и ответы прокурора г.Феодосии, и.о.прокурора Автономной республики Крым противоречат требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства и, постановление подлежит отмене по следующим основаниям:
          08 мая 2008 года  около 19.00 Упилков В.И. ушел из дома и направился в Государственную автоинспекцию г.Феодосии с тем, что бы с начальником выяснить вопрос, по какой причине сотрудники ГАИ г.Феодосии не возвращают ему со штрафстоянки его машину, которую поставили туда ночью и которую он уже приходил получать утром, вместе со знакомым водителем. Но машину им не отдали. Впереди были три праздничных дня и, если не забрать машину со штрафстоянки 08 мая 2008 года, оплата за ее нахождение на штрафстоянке значительно возрастет.
Около 10 часов вечера к нам домой пришли сотрудники милиции и сообщили, что наш сын, якобы, явился в здание Феодосийского отделения ГАИ в пьяном виде и, мстя сотрудникам ГАИ, облил второй этаж здания бензином и поджог. В здании  в этот момент находилось 8 сотрудников, все остались живы. Пятеро из них получили незначительное отравление угарным газом, начальник ГАИ И.Койбан ожог лица, дыхательных путей и кисти правой руки (у Койбана И. имелся еще и перелом шейки левой ключевой кости, но информация об этом тщательно скрывается), а вот наш сын погиб в пожаре, сгорел до обугливания. Такая версия была сообщена во всех средствах массовой информации. Личность нашего сына была  сразу установлена следствием, по необъяснимым причинам, на полностью сгоревшем теле сына, остался неповрежденный огнем его паспорт.
В соответствии с требованиями статьи 98 Уголовно-процессуального кодекса Украины, если на момент возбуждения уголовного дела установлено лицо, совершившее преступление, уголовное дело должно быть возбуждено в отношении этого лица. Однако, прокуратура г.Феодосии возбуждает 08 мая 2008 года уголовное дело по факту события по статье 348, 194 ч.2 Уголовного кодекса Украины, несмотря на то, что лицо, якобы, совершившее инкриминированное преступление установлено. Почти три месяца идет следствие, при этом нашему покойному сыну официально не выдвигается никаких обвинений, зато о событиях 08 мая 2008 года рассказывают газеты, упорно формируя негативное общественное мнение о нашем сыне, как о преступнике. Уголовное дело в отношении нашего сына не возбуждали, к уголовной ответственности в качестве подозреваемого либо обвиняемого не привлекали, таким образом, какого-либо процессуального статуса, дающего нам, родственникам погибшего право для защиты его имени и участия в расследовании уголовного дела на стороне защиты, нам предоставлено не было. Уголовное дело расследовано только стороной обвинения, сторона защиты в деле не участвовала. Отсутствие стороны защиты при расследовании уголовного дела – это, на наш взгляд, не только грубейшее процессуальное нарушение, но и конституционное, направленное в целом прокуратурой г.Феодосии на фальсификацию материалов уголовного дела, с целью освобождения от уголовной ответственности должностных лиц Феодосийского ГАИ, которые 08 мая 2008 года убили нашего сына и для сокрытия следов этого преступления облили бензином его тело и подожгли. На лицо все признаки коррупции в правоохранительных органах, когда одни должностные лица – сотрудники прокуратуры г.Феодосии спасают других должностных лиц – сотрудников Феодосийского отделения ГАИ от уголовной ответственности за умышленное убийство, а для того что бы осуществить свой замысел по спасению преступников, сторону защиты к участию в деле прокуратура г.Феодосии не допускает, а уголовное дело до суда не доводит, несмотря на наши просьбы. При этом уголовное дело прекращено в отношении нашего сына, в отношении которого оно не возбуждалось, и материал об этом сразу же передается в прессу. ( газета «Кафа» № 91 от 4-5 августа 2008 года)
С жалобами на действия прокуратуры г.Феодосии мы обращались  25 мая и 16 июля 2008 года в прокуратуру Автономной республики Крым, но до настоящего времени ни только никаких мер по жалобам не принято, на них даже не дано ответа. 
Мы провели собственное расследование и выяснили истинные обстоятельства события, произошедшего 08 мая 2008 года в здании Феодосийского отделения ГАИ, и поэтому, с полной уверенностью, можем говорить о том, что собранные нами доказательства свидетельствуют, что наш сын был убит сотрудниками Феодосийского отделения ГАИ, а при сжигании его тела вспыхнула пластиковая обшивка коридора и лестничной клетки. Других повреждений второго этажа здания, которые свидетельствовали бы о том, что они были облиты бензином и подожжены, не имеется, согласно акту о пожаре № 39 от 08 мая 2008 года о приложения к нему от 14 мая 2008 года. Деревянные части здания – полы, плинтуса, двери коридора, оконные рамы лестничной клетки, обшитые прессованным картоном стены коридора 2-го этажа и стены лестничной клетки, которые должны были бы загореться, если бы были бы облиты бензином, не загорелись, остались совершенно не поврежденными и это хорошо видно на фотографиях с места происшествия. Эти факты настолько очевидны, что прокуратура г.Феодосии не может передать материалы такого уголовного дела в суд и предать их гласности и, поэтому отказывает в удовлетворении нашей жалобы об отмене постановления о прекращении уголовного дела от 30 июля 2008 года, доведении предварительного следствия до конца с передачей материалов уголовного дела в суд, в соответствии с требованиями статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Украины.
     На основании вышеизложенного и, в соответствии с Законом Украины «О прокуратуре», статьями 100, 215, 227, 236 УПК Украины, просим:
1.      постановление старшего следователя прокуратуры г.Феодосии Цыбульского Д.А. о прекращении уголовного дела в отношении Упилкова В.И, отменить, провести предварительное следствие до конца с передачей материалов уголовного дела в суд.
2.      провести служебную проверку по факту коррупции сотрудников прокуратуры  и милиции г.Феодосии и, по ее результатам принять материалы уголовного дела к своему производству в связи с большим общественным значением дела.
Приложение: 1. копия ответа № 06\2-6203\08 от 22 сентября 2008 года.
                            2. копия ответа № 840\08 от 13 августа 2008 года. 
                   3. копия ответа № 06\3-6326\08 от 09 июня 2008 года.
                             4. копия жалобы от 25 мая 2008 года.
                             5. копия  жалобы от 08 августа 2008 года.
                             6. копия постановления о прекращении уголовного дела от 20 июля 2008 года.                                        
07 октября  2008 года                                                                     И.Н.Упилков
                                                                                                       И.И.Упилков
                                                                                                       А.Г.Упилкова             





Tags: 2008, Анатолий Могилев, Игорь Койбан, Суханов, Феодосия, крым, убийство Упилкова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments